Уфа
-11...-5° C

Война внутри. Отзыв о спектакле Ирины Павловой «Морфий (по М. Булгакову)

Опубликовано: 15.11.2017
Просмотров: 891

В рамках фестиваля «Больше театра!», представленного режиссером Ириной Павловой (лауреата премии Губернатора Свердловской области) и агентством «TVERDAY», на сцене ЦК «Урал» прошел камерный спектакль «Морфий» по мотивам одноименного произведения Михаила Булгакова. «УралСтудент» оценил постановку с точки зрения молодого зрителя и остался эмоционально выжатым.

Главная отличительная черта Ирины Павловой в том, что она старается вдохнуть новую жизнь в знакомые многим произведения, посмотреть на них с другого ракурса и открыть совершенно новые грани. Дать возможность молодой аудитории с клиповым мышлением понять и полюбить театр. Несмотря на то, что «Морфий» является практически моноспектаклем, внимание зрителя было приковано к сцене на протяжении всего действия. Зритель словно находился в параллельной вселенной разума доктора Полякова.

Актерам Даниилу Андрееву и Инне Медведевой удалось создать невероятно мощный эмоциональный накал, а Павловой соединить харизмы актеров, необычные фото израильского мастера и загадочную полумрачную атмосферу, создав постоянное напряжение.

Героями сюжета спектакля стали всего несколько персонажей из булгаковского «Морфия» - доктор Поляков, фельдшерица Анна Кирилловна (тайная жена Полякова) и оперная певица Амнерис (бывшая жена Полякова, которая ушла от него к другому). Благодаря камерности зритель понимал, что происходящее вокруг доктора – это не реальный мир, а воспоминания в его голове, его переживания, страдания и размышления. Поляков прошел путь деградации от перспективного молодого доктора до уничтожившего себя наркотической зависимостью сумасшедшего.

Вниманию здоровой личности доктора было уделено крайне мало – первые несколько минут постановки, словно намек на то, что возможно, у Полякова даже не было шансов прожить интересную жизнь и достичь карьерных успехов. С самого начала он не был способен справиться с болью самостоятельно, ни с физической, ни с эмоциональной (потерей жены), ему помогла чудодейственная микстура Анны Кирилловны – морфий. Обезболивающее произвело на доктора настолько сильное впечатление, что он стал спасаться в эйфорическом эффекте, забывая про все остальное.

Зритель постоянно находился увлеченным действием на сцене благодаря мастерскому владению речью Даниила Андреева. Он то шептал еле слышно, то кричал во всеуслышание, создавая интонационные горки, вызывающие эмоциональные всплески. Настроение его менялось от бесконечного счастья, до бессмысленности существования. Тем временем перед Инной Медведевой стояла непростая задача – сыграть сразу несколько персонажей. В одну минуту она была Анной Кирилловной, безнадежно отговаривавшей серьезно пристрастившегося Полякова от наркотика, в другую – безразличной к нему бывшей женой, а в третью словно становилась его мечущейся душой. Медведева была настолько гармоничной, что даже вокальными вставками и выходками только добавляла накаленности атмосфере спектакля.

Финал спектакля оказался не таким трагичным, как в оригинальном произведении: до самоубийства Полякова не дошло. Однако с уверенностью сказать о надежде режиссера на счастливое будущее этого героя нельзя. Развивающаяся зависимость главного героя – это собирательный образ пороков современного мира – постоянная необходимость в гаджетах, социальных сетях, фастфуде и других не менее опасных для психического состояния предметов ежедневного использования. Люди с развитием технологий начинают спасаться от проблем бегством в виртуальную реальность, заедая все вкусной едой, как и Поляков, который бежит от негативных эмоций в наркотическое блаженство. Его душа призывает  души других людей, кричит о помощи, пытаясь обрести себя, но безнадежно катится в пропасть.

Потрясающая актерская игра сопровождалась вспомогательными средствами – музыкальным сопровождением, светом и минималистичными декорациями. И каждая даже самая маленькая деталь имела большое значение для раскрытия режиссерского замысла, добавляла выразительности действию. Особенно впечатляли освещенные белые холсты, которые создавали игру теней. Одна тень была словно жуткой стороной личности Полякова, нависая над ним грозной тьмой или скрючиваясь в конвульсиях, другая – постепенно растворяющимися вокруг героя людьми в его мутнеющем сознании.

В целом спектакль дает понять одну важную вещь – слабость характера, бегство от реальности и стремление окружить себя комфортном неизбежно ведут к трагедии – тотальному разрушению личности.

Фото: Юрий Городецкий


Шпион на страже качества: кто такой тайный покупатель

Счастье – это быть понятым: в Екатеринбурге рассказали, как построить мир равных возможностей 

Один день с династией Лиепа: в Екатеринбурге стартовали «Уральские сезоны»  

 




Отзывы




Оставляя отзыв, пожалуйста, помните о том, что содержание и тон Вашего сообщения могут задеть чувства реальных людей







Добавить информацию
Ваша роль на сайте?

Забыли пароль?
Регистрация

Екатеринбург
Челябинск
Уфа
Пермь
Ижевск
Нижний Тагил
Тюмень
Москва
Санкт-Петербург